Советский патриотизм – последнее прибежище негодяев

Советский патриотизм – <a href=последнее прибежище негодяев">

Юбилей освобождения Киева заставил, так сказать, творчески переработать, афоризм далекого ХVIII века и вынести в заголовок результат этой переработки. Очевидно, что Януковичу и компании, как и всем предыдущим правящим кликам времен незалежности, нечего предложить электорату в оправдание существования правящей верхушки, да и в целом страны, по крайней мере, в ее нынешнем виде.

Для заполнения метафизической пустоты приходится копировать телодвижения Москвы по части обращения к советскому наследию. Российская и Украинская правящие верхушки копируют внешние атрибуты, главным образом, советского патриотизма.

Но без советской идейной и духовной основы это обезьянничание в России превращается в порнографию, а в Украине, где копируются московские заготовки, и вовсе становится порнографией на порнографию. Это как в анекдоте: хуже фотографии из паспорта может быть ксерокопия фотографии из паспорта…

Начнем со старого афоризма: «Патриотизм – последнее прибежище негодяя». На языке оригинала: «Patriotism is the last refuge of a scoundrel». Автором этого изречения называют Сэмюэла Джонсона (Samuel Johnson, 1709-1784), английского филолога, литературного критика и поэта эпохи Просвещения. Будучи сыном мелкого торговца, Джонсон из низов пробился к вершинам учености и считался одним из наиболее образованных людей своего времени.

Именно этим от него радикально отличается нынешняя отечественная «элита». Выйдя, в том числе, из люмпенов, ее представители «поднялись» на грабеже и бандитизме, но ничуть не преуспели в учености, хоть и купили себе «проФФесорские» звания. Что же касается крылатых фраз, то наш «элитняк» способен разве что на «афонаризмы» вроде «курасанов с маком», «умыкни Украину» и прочего подобного. В этом смысле московские верхи и лично Путин интеллектуально стоят намного выше: как-никак, а за спиной Институт КГБ СССР имени Юрия Андропова, свободное владение немецким и успешное прохождение службы в восточногерманском Дрездене за кружкой пива в гоштете.

Диагноз: никчемная пустота чистогана

В последнее время в СМИ много пишут о том, как власть Януковича разворачивает истерично-опереточную «борьбу с фашизмом», чтобы хоть как-то мобилизовать электорат накануне неумолимо приближающихся президентских выборов 2015 года в условиях резкого ухудшения социально-экономической ситуации в стране. И хотя такой диагноз, то есть причина антифашистской бутафории, названа абсолютно правильно, по скромному разумению автора, существуют более глубокая проблема, так сказать, метафизического, экзистенциального характера. Для существования социума, для того, чтобы оный социум, говоря по-украински, «тримався купи», необходим некий символ веры, или, как писал Бердяев, скрепляющие символы, если угодно, смысл жизни, наличие и активизация, по Юнгу, неких архетипов, коллективных комплексов, то есть аффективно-нагруженных содержаний массовой психики. Подавляющее большинство рядовых обывателей и представителей так называемой элиты существование подобных движущих ими импульсов не осознают как по причине невежества, так и из-за преимущественно бессознательного характера этих содержаний.

Не будем вдаваться в дебри глубинной психологии, которую до сих пор не совсем корректно называют психоанализом. Отметим лишь, что без существования скрепляющих символов общество дезинтегрируется и деградирует, что, кстати, и наблюдается. Как говорил один герой старого бестселлера об инженере Гарине авторства пролетарского графа Алексея Толстого: «Страшная вещь – человеческая масса, не руководимая большой идеей. Людей нельзя оставлять без вожаков. Их тянет стать на четвереньки». По той же причине правящая элита никогда не будет действительно легитимной, если она не ассоциируется с неким Высшим Началом, которым, в представлении толпы, эта власть якобы санкционирована и которому она якобы служит. Только в таком контексте можно оправдать слова Апостола Павла из Послания к римлянам: «Несть бо власти, аще не от бога». В противном случае сие изречение обращенного в христианство фарисея-гонителя христиан Савла следует рассматривать как извращение учения Христа, который светскую власть, то есть власть от человеков, презирал, будучи, в современных терминах, анархо-коммунистом.

По крайне мере, в наших краях это работает так, а за остальные страны и континенты расписываться не будем.

После развала Союза в Москве это сообразили намного быстрее, чем у нас, по причине того, что в Москве, как это ни прискорбно признавать, с интеллектом и вообще с общей «ерундицией» дела обстоят намного лучше, чем на нашем хуторе. Подчеркнем, что речь идет преимущественно о Москве, Питере, может быть, еще паре-тройке географических пунктов, где в России «кучкуется» разного рода «недобитый» интеллект в собирательном смысле этого слова. Вся остальная Россия прозябает в кондовом невежестве еще со времен развитого социализма, когда средний интеллектуальный уровень что у нас, что в России был намного выше.

Вслед за осознанием необходимости возврата к некоему символу веры, последовали телодвижения в этом направлении.

Ситуация обострялась тем, что распространенные на рубеже 1980-1990-х годов байки о «светлом капиталистическом будущем» оказались полной туфтой. «Светлое будущее» смогли для себя создать только отдельные индивиды из числа бандитов и чиновников, получивших почему-то греко-античное название олигархов, хотя в наших языках есть аутентичные определения – «мироед», «глитай», «куркуль» и так далее. Остальная масса страдала от катастрофической социальной несправедливости и имущественного неравенства, которые были смягчены для России ростом цен на энергоносители, а для Украины и России кредитно-деривативным бумом, окончившимся кризисом 2008 года. Словом, светлое капиталистическое будущее оказалось еще большей утопией, чем несостоявшееся светлое будущее коммунистического образца.

История далекая и близкая

Поэтому скрепляющие символы пришлось искать в прошлом, обращаясь, так сказать, к историческим истокам. Выбор оказался крайне скудным. В России таковыми истоками, кроме недавнего советского прошлого, являются традиции царских времен разной степени древности. После развала Союза весьма забавно было наблюдать их косорукую имплементацию, например, в виде введения такого нового гимна России, чтобы от него одновременно веяло седыми историческими корнями. До «Боже царя храни» не дошло по причине, надо полагать, отсутствия царя. Но имела место быстро провалившаяся попытка внедрить новый гимн на основе неоконченной и бессловесной «Патриотической песни» Михаила Глинки, к которой в срочном порядке сочиняли тексты.

С историографической стороной вопроса тоже возникли огромные проблемы. Героика времен Минина и Пожарского или Кутузова – это слишком давно, а сами факты того, что Наполеон Москву таки взял, а какие-то «полячишки» во времена Ивана Сусанина вообще сумели до нее дойти, делают эти страницы истории весьма неоднозначными. Наследие максимального взлета Российской империи времен последнего государя-императора Николая Второго тоже не слишком пригодно, поскольку именно в это время царизм рухнул, а Николай Романов и присные, как известно, окончили очень плохо. Впрочем, неуклюжие попытки сотворить символ веры из Николая Кровавого продолжаются, а фанаты царизма имеются и в Украине. Иногда, знаете ли, забавно понаблюдать шествие каких-нибудь «исконно русских», которые, кроме православных икон, поклоняются одновременно ликам Николая Романова и Иосифа Джугашвили, более известного под именем Сталин. Подобный плюрализм в одной голове граничит с шизофренией…

В итоге, возврат, по крайней мере, частичный, к советским символам был неизбежен. Даже не смотря на бесславную кончину Советского Союза, это было время действительно великих свершений. Тогда победили фашизм в самой страшной войне (какой ценой – это другой вопрос!), отстроили страну, полетели в космос, создали ракетно-ядерный щит, мощную индустрию, науку и вообще сверхдержаву, наконец, имели место широчайшие социальные гарантии и уверенность в завтрашнем дне. Дабы предварить обвинения в апологетике сталинизма, отметим, что когда речь идет о социальных гарантиях и уверенности в завтрашнем дне, то имеется в виду не сталинский фашизм, а социальное государство позднесоветского образца.

Только на советской морально-психологической основе можно было «поднимать Россию с колен», пусть даже и слегка разбавив ее, основу то бишь, разного рода старорежимными глупостями из известного ассортиментного набора – самодержавие, православие, народность. В результате, с приходом к власти Путина был возвращен в обиход советский гимн, откуда, вслед за ранее выброшенным оттуда Сталиным, вылетели не только упоминания о «партии Ленина, силе народной», которая «нас к торжеству коммунизма ведет», но и любые упоминания о коммунистической идее, на которой строился как СССР, так и его гимн. Началось возрождение некоторых советских традиций, прежде всего, патриотизма, но, повторим, без той идейной и духовной базы, на которой Союз и держался, кроме, конечно, репрессивного аппарата.

Впрочем, по сравнению с Россией, в Украине все оказалось намного более запущенным. Казатчина и Колиивщина – это слишком давно и печально. УНР, ЗУНР, Холодный Яр и ОУН-УПА – это история поражений, а не побед. А главное, нет хотя бы кратковременного и пускай минимально успешного (квази)государственного опыта. Украинская держава Скоропадского, являвшаяся, по сути, марионеточным образованием на немецко-австрийских штыках? Это несерьезно, за исключением, максимум, создания национальной академии наук, а скорее декларации о таком создании. Не говоря уже о том, что селянская масса эту власть люто ненавидела и поднималась на восстание против нее многотысячными армиями, чем и воспользовались Петлюра с Винниченко. УНР, существовавшая, как словоблудят нынче патриоты от исторической науки, в форме Центральной рады и Директории? Мало того, что эти власти были абсолютно не легитимными, так они практически не контролировали не только свою номинальную территорию, но часто даже населенные пункты, считавшиеся в разное время столицами, – Киев, Винницу, Каменец-Подольский. Как это ни парадоксально, но более или менее удачным был опыт разве только Западно-украинской народной республики, и то – только потому, что ее лидеры, окончившие в массе Венский университет и имевшие опыт парламентаризма в Австро-Венгрии, в частности, Евген Петрушевич, не мудрствуя лукаво, формировали аппарат и пытались проводить выборы по старым австрийским лекалам. Но это государственное образование просуществовало считанные месяцы.

Поэтому «глубочайшие идеи» о «третьей республике», с которой периодически возникают разного рода политиканствующие индивиды, должны вызывать истерический хохот у любого, кто дал себе труд хоть немного углубиться в суть печального исторического опыта Украины начала ХХ века. Для того чтобы была «третья республика» необходимо наличие, как минимум, предыдущих двух, а налицо только одна – нынешнее хоть и хуторянско-олигархическое, но относительно независимое убожество. Когда поляки говорят о 4-ой Речи Посполитой, то ранее у них были предыдущие по счету, более или менее суверенные государства.

Все это к тому, что если у России имеется возможность суетливо выбирать между разными историческими опытами, а также лепить эклектическую мешанину из царских и советских символов (что-то вроде двуглавого орла с пятиконечной звездой), то Украина таких возможностей не имеет объективно.

Но здесь начинается едва ли не наиглавнейшая проблема. Современная Россия, равно как и незалежна Украина, изначально строились на отрицании и дискредитации всего советского, на развале и разграблении того, что было создано в советское время ценой неимоверных жертв и тяжелого труда. И в этом смысле Россия даже где-то превосходит Украину. Процессы развала, разграбления и дискредитации были запущены именно в Москве, а не в Киеве и даже не в Прибалтике. Любой, кто пребывал в здравом уме и в твердой памяти во второй половине 1980-х годов и передвигался по территории бывшего СССР, имея возможность сравнивать, знает, что в то время, когда в Киеве еще что-то боязливо мямлили вслед за Горбачевым о «новом мышлении» и «перестройке с ускорением», в Москве уже вовсю митинговали, носились с демократией и свободой слова. Прежде всего Ельцин разваливал Союз, запрещал КПСС и экспроприировал ее собственность, как потом оказалось в пользу своей семьи и приближенных олигархов. Чтобы предотвратить реванш просоветских сил, «демократ» Ельцин лупил из танков по Верховному совету в 1993-м, хотя за два года до этого авторитарное ГКЧП не решилось на такой шаг. Это при втором переизбрании Ельцина в 1996 году раздувалась истерия на тему «голосуй, а то проиграешь!», в результате чего проиграли не просоветские реваншисты типа Зюганова, а подавляющее большинство российского народонаселения, поскольку страна была окончательно отдана на откуп олигархическим кланам.

Аналогичные процессы происходили и в Украине с поправкой на национал-патриотическую суету. Например, в 1999 году похожее «кино» было разыграно, когда типа выбирали между Кучмой и Симоненко.

Подонки шагают впереди

В результате и в Украине, и в России сформировались вариации на тему кланово-олигархического строя. Различие, с оговорками, состоит лишь в следующем. С приходом к власти Путина в России высшая бюрократия кое-как поставила под контроль олигархию хотя бы на федеральном уровне, сформировав, таким образом, в терминах Ленина, государственно-монополистический уклад. В Украине скорее олигархические кланы манипулируют бюрократическим аппаратом, который у нас намного менее консолидированный, чем в России. Впрочем, эти подробности в данном случае не важны.

Важно, повторим, то, что политические и социально-экономические системы обеих стран, их так называемые элиты формировались не просто на разграблении созданного в советский период, но на истеричном отрицании тех мировоззренческих и духовных основ, на которые опирался советский строй. Прежде всего, речь идет о коммунистической идее, пусть даже дискредитированной и извращенной до своей противоположности.

А главное, в советской системе координат правящая в Украине и России элита, равно как и социально-экономические уклады в наших странах, не только должны быть однозначно оценены как антинародные и эксплуататорские, но и подвергнуты безжалостному и однозначному уничтожению, причем абсолютно справедливо.

Поэтому для мобилизации народонаселения в поддержку правящих клик используется, так сказать, «советское наследие soft». И этим «софтом», как это ни цинично звучит, является как раз память о страшной войне, которая коснулась практически каждой семьи, в которой были воевавшие, убитые, покалеченные. Эта самая кровопролитная на данный момент в истории война неизбежно оставила в наших странах неизгладимые зарубки в массовой психике вплоть до глубочайших уровней коллективного бессознательного. Манипулировать такими аффективно-нагруженными содержаниями в шкурных и политических интересах власти легко и просто. Правда, это подло и цинично, но этих качеств нашему «элитняку» не занимать!

Так в России появились речевки типа «Стасибо деду за победу!» и маниакальное обвешивание всего и вся георгиевскими ленточками, что вскоре докатилось и до Украины. Возродилось почитание красного советского флага под предлогом того, что это, дескать, «флаг Победы». Хотя автор этих строк хорошо помнит, как 22-23 августа 1991 года в Москве после провала путча ГКЧП экзальтированная толпа в исступлении топтала и рвала красный флаг, а над этим действом возвышался «отец-основатель» нынешней бандитско-олигархической России Ельцин, довольно ухмылявшийся с балкона Белого Дома, который двумя годами позднее расстреливали из танков по его приказу.

В России вообще явно переборщили с эскалацией патриотизма, доведя его до шовинистического шабаша. Достаточно вспомнить, как несколько лет назад имело место весьма занимательное зрелище: буквально в двух шагах от Кремля и от могилы погибшему в войне с фашизмом Неизвестному солдату фашиствующие молодчики орали «Хайль Гитлер!», выбрасывая руки в нацистском приветствии. Это в «стране, победившей фашизм»! Тогда этот эпизод замяли, молодчиков теперь в центр «столицы бывшей родины» не пускают, давая им возможность «оторваться» на околицах, благо именно там сконцентрированы «понаехавшие» с Кавказа и Азии, и есть где применить свои способности. Правда, «понаехавшие» тоже хороши!.. Впрочем, межнациональная ненависть охватывающая Россию, – это проблема самой России, и нам нужно держаться от этого подальше.

В Украине власть и капитал тоже «юзают» советский патриотизм чем дальше, тем больше. На каких-нибудь «козацьких розвагах» в деле манипулирования «лохторатом» далеко не уедешь, а война с фашизмом, погибшие в ней, старики-ветераны – это святое, это неиссякаемые возможности для пиара.

Приближаются 70-е годовщины освобождения Украины от гитлеровских захватчиков и Победы в Великой отечественной войне. Правда, в нашем случае 70-годовщина Победы не столь интересна, поскольку она состоится после президентских выборов в Украине в последнее воскресение марта 2015 года, конечно, если выборы не затянутся до мая, то есть до Дня Победы, что у нас, как известно, вполне возможно. В плане предвыборного пиара на войне и, так сказать, кастрированном советском патриотизме, 69-я годовщина Победы намного интереснее. Но, пожалуй, еще интереснее 70-я годовщина освобождения Украины, которая будет отмечаться в октябре 2014 года, то есть в преддверии выборов.

Ожидаем очередную серию циничного шоу под условным названием «Подонки пользуют советский патриотизм для укрепления своей власти в Украине»!

Александр КАРПЕЦ для


Источник: “http://politica-ua.com/sovetskij-patriotizm-poslednee-pribezhishhe-negodyaev/”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя